Интервью Владимира Груздева для Право.ru

1005 580 gruzdev.ru

Юридической отрасли поддержка нужна не меньше, чем другим бизнес-сферам в сложившейся ситуации. При этом помогать нужно всем, универсальных критериев по такому вопросу разработать не получится. Настоящие профессионалы это непростое время точно смогут пережить и сохранить свои практики. Об этом в интервью рассказал председатель Правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев. Отдельно он затронул темы развития онлайн-правосудия и борьбы с фейками.

Кому и как помогать на юррынке

Адвокатура и нотариат являются системообразующими институтами квалифицированной юридической помощи. Нотариусы выполняют публичные правовые функции и действуют от имени Российской Федерации. Адвокатура участвует в системе государственной бесплатной юрпомощи, а также в защите граждан в уголовных процессах по назначению правоохранительных органов и суда. Именно поэтому Ассоциация юристов России особое внимание обратила на необходимость господдержки адвокатуры и нотариата. Институты адвокатуры и нотариата играют важную роль, поэтому в сложившихся условиях необходимо принять все меры для сохранения данных институтов.

Что касается юридических фирм и частнопрактикующих юристов, то они тоже оказались в сложной ситуации. Вопрос возможной поддержки юристов требует обсуждения и проработки. АЮР уже изучает этот вопрос. Налоговые льготы, освобождение от платы за аренду на период действия ограничительных мер и тому подобное – это все меры поддержки, которые могли бы помочь и юрбизнесу. И вряд ли возможно выделить какие-то особые критерии, почему одни нуждаются в поддержке, а другие не нуждаются. Помогать только маленьким юридическим фирмам? Или только большим? Только молодым юристам? Или только имеющим опыт? Сейчас всем трудно, поэтому в поддержке нуждаются все.

Такая помощь должна быть системной. Именно в этом направлении и работает правительство. В первую очередь должны создаваться условия, помогающие бизнесу избавиться от гнета долгов, вызванных именно чрезвычайными обстоятельствами, и найти источники дохода. Прямая финансовая поддержка может рассматриваться как одна из мер.

Нынешняя ситуация уникальна, она не имеет алгоритмов, как необходимо поступать. Все приходится решать буквально на ходу. В этих условиях государство действует эффективно и принимает адекватные решения. Возникающие же ошибки исправляются на ходу, это тоже показатель эффективности: работает обратная связь, система обеспечивает необходимую гибкость управления и адекватное реагирование.

Будущее юридической сферы после эпидемии

Вряд ли рынок юридических услуг принципиально изменится. Но сейчас можно прогнозировать спрос по определенным направлениям. По оценкам адвокатского сообщества, сейчас суды загружены на 10-15% от обычной нагрузки. Так что после снятия ограничительных мер, скорее всего, количество судебных споров значительно увеличится по сравнению с обычными величинами. Много работы появится у цивилистов. Ожидается рост судебных разбирательств в арбитражах. Будут споры по поводу соблюдения условий договоров, считать или нет в каждом конкретном случае пандемию форс-мажором, освобождающим от ответственности.

Хочется верить, что посткоронавирусное время даст импульс к развитию примирительных процедур, в том числе медиации. Так как проблемы возникли практически у всех хозяйствующих субъектов, все так или иначе понесли потери. Поэтому сторонам лучше договариваться, а не конфликтовать. Мирными путями можно будет быстрее преодолеть последствия пандемии. При этом нет никаких признаков того, что после снятия ограничительных мер как-то ухудшится доступ к правосудию. Нагрузка на суды на какое-то время возрастет, но, думаю, суды справятся.

При этом невозможно дать универсальный совет юрисатм, как в это непросто время сохранить клиентов. Каждая ситуация индивидуальна. Юрист должен обладать творческим началом, гибкостью мышления. Сейчас он должен использовать свой потенциал, чтобы найти выход в нынешних сложных условиях. Надо изучить, как складывается ситуация в регионе, в какой именно помощи нуждаются люди. Спрос резко сократился, но он есть. Возможно, юристу стоит изучить какую-то новую область права и идти туда, где сохраняется спрос на качественную юридическую помощь. Все равно даже сегодня во многих адвокатских бюро и юридических фирмах разрываются телефоны. Настоящие профессионалы из числа юрфирм и практикующих юристов переживут это непростое время и останутся на рынке.

Об уходе правосудия в онлайн

Информационные технологии это инструменты, которые могут быть очень удобны, но они никак не заменяют человека. Нет особой разницы, давать консультацию на личной встрече или по скайп, если эта консультация профессиональна – эти два предложения не противоречат друг другу.

А использование судами технологий веб-видеоконференцсвязи в нынешних условиях стало сильным подспорьем. В юрсообществе давно говорилось, что современные технологии позволяют рассматривать споры даже в режиме онлайн, когда участники заседания подключаются по мобильным телефонам. Однако использование онлайн-технологий в судебных процессах все-таки казалось фантастикой, делом далекого будущего. Жизнь ускорила многие процессы.

В перспективе онлайн-правосудие будет развиваться. Но все-таки проведение процесса с помощью онлайн-систем не должно стать основным способом отправления правосудия. Нельзя сказать, что качество правосудия как-то страдает от того, что какие-то стороны участвуют в процессе удаленно – с личных ноутбуков или телефонов. Тем не менее, личное участие в зале судебного заседания предпочтительней.

Онлайн-технологии для проведения судебных заседаний можно использовать в ситуациях, когда есть особые причины. Сегодня это в том числе противоэпидемические мероприятия и режим ограничений. Завтра веб-связь поможет рассматривать дело, когда участник процесса находится в другом городе и ему легче подключиться через Интернет, чем приехать лично. Принципиально важно, чтобы участие в судебном заседании с помощью электронных технологий было альтернативой, а не заменой личного присутствия в суде.

О «фейках» и борьбе с ними на личном примере

Периодически, мягко говоря, в малоизвестных и анонимных интернет-ресурсах печатается откровенная ложь про бизнес, которым я закончил заниматься 15 лет назад, про карьерные устремления и так далее. И даже не важно, кому и зачем это выгодно. Важно, что «фейки» дискредитируют не только меня, но и профессию предпринимателя в целом. Про свое будущее могу сказать, что коллеги избрали меня председателем правления Ассоциации юристов России на три года, и в моих планах этот срок отработать.

Отдельно хочу остановиться на правоприменении закона о забвении. К сожалению, жалобы потерпевших рассматриваются крайне долго. Как правило, процесс становится публичным, и пока порочащую публикацию удалят, злоумышленники «хайпанут» еще не раз. И в этом их основная цель. В связи с этим есть необходимость вернуться к обсуждению сокращения сроков и упрощения процедуры рассмотрения подобных исков. По заявлению истца их можно и нужно рассматривать в закрытом режиме, чтобы негодяи-заказчики не могли этим воспользоваться.