Следователям запретили изымать компьютеры, документы и другие вещдоки при обысках фирм

1005 580 gruzdev.ru

«Российская газета» публикует поправки в УПК, ограждающие бизнес от давления следствия. В статьях, касающихся изъятия вещественных доказательств, детально прописывается, каких фигурантов считать предпринимателями, а значит, попадающими под действие защитных правил.

Следователи не вправе поместить под замок всю оргтехнику фирмы, не дав скопировать информацию. Следователи не вправе поместить под замок всю оргтехнику фирмы, не дав скопировать информацию. Визит правоохранителей не должен разорять фирму. Теперь это закон. Так что отныне люди в масках не смогут прийти в офис и забрать компьютеры, документы, другие вещдоки, чтобы потом долго и томительно все не отдавать.
Например, по закону следователь не может просто так изъять компьютеры в компании, для этого нужны особые причины. И в любом случае, если технику все-таки уносят, надо дать предпринимателю возможность скопировать всю нужную для работы информацию. Это нужно для того, чтобы бизнес не закрылся после визита на фирму правоохранителей.
В одном из своих Посланий президент России Владимир Путин особо подчеркнул необходимость «избавляться от всего, что ограничивает свободу и инициативу предпринимательства».
«Добросовестный бизнес не должен постоянно ходить под статьей, постоянно чувствовать риск уголовного или даже административного наказания», — сказал президент.
По его словам, почти половина дел — около 45 процентов — в отношении предпринимателей прекращается, не доходя до суда.
У правоохранителей, конечно, есть право подозревать и разбираться. Само собой, нет ничего страшного, если следователи завели дело, но разобрались, увидели, что вины предпринимателя нет, и прекратили расследование. Страшно другое: когда под видом разбирательства убивают бизнес. Не раз правозащитники высказывали подозрения, что некоторые дела заводятся не для того, чтобы посадить, а чтобы разорить.
«Нередко само расследование становится разрушительным для бизнеса, так как изъятие документации и компьютерной аппаратуры может повлечь остановку работы фирмы, — поясняет председатель Правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев. — Поэтому на законодательном уровне закреплены меры, защищающие бизнес от необоснованного давления правоохранительных органов».
Принятые поправки в закон, говоря простым языком, связывают в разумных пределах руки людям в масках. Они потребовались в том числе потому, что на местах, как показывает практика, далеко не все восприняли сигналы главы государства.
По крайней мере, в общество по защите прав предпринимателей поступают тысячи жалоб от бизнесменов. Например, в Краснодарском крае у индивидуального предпринимателя изъяли партию солнцезащитных очков и хранили на складе более двух лет. Только после того, как жалобы предпринимателя дошли до Генпрокуратуры, товар был возвращен. Причем, как подчеркивает предприниматель, ему вернули товар без каких-либо вопросов. То есть претензий со стороны закона к нему нет. Зачем же очки так долго пылились на складе?
«По данным Верховного суда России, в 2020 году было рассмотрено 4,3 тысячи уголовных дел в сфере предпринимательской деятельности, — рассказывает Владимир Груздев. — По ним перед судом предстали 4,4 тысячи предпринимателей. Дела 1,6 тысячи человек были прекращены по различным основаниям. Осуждены 2,7 тысячи человек. Из числа осужденных к реальным срокам были приговорены девять процентов».
Иными словами, практика наказаний достаточно гуманная. А вот практику расследования уголовных дел надо совершенствовать. Еще один пример: в Хабаровске у фирмы, занимающейся разработкой программного обеспечения, было изъято необходимое для работы оборудование. Компания представлена в шести регионах, и ее работа была полностью парализована. Только после вмешательства организаций, защищающих права предпринимателей, оборудование было возвращено.