Владимир Груздев: «Не могу согласиться с тем, что наша судебная система отстает от английской»

1005 580 gruzdev.ru

Россияне вошли в топ-5 самых активных спорщиков в британских коммерческих судах. Консалтинговое агентство Portland изучило тяжбы в коммерческом суде Англии и Уэльса (London Court of International Arbitration, LCIA) и выяснило, что по числу споров русские делят четвертое место с Индией, на третьем месте — Казахстан, на пятом — Кипр. Первое и второе места заняли британцы и американцы соответственно.

Решения в английском суде выносятся дольше, чем в российском, зато обеспечительные меры налагаются мгновенно.

Ориентация российского бизнеса на западные юрисдикции традиционно велика. Там часто получают заемный капитал, регистрируют собственность, размещают акции (еще недавно 80% российских акций размещались за границей), проводят сделки.

Лишь 34% корпоративных юристов выбирают отечественное правовое поле для заключения большей части сделок

Наши суды по умолчанию рассматривают договорные нормы как императивные. Из-за этого тезис о «свободе договора» звучит декларативной риторикой, а аспекты, в документе не прописанные, фактически не получают судебной защиты. Поэтому сложные и дорогие сделки нашим бизнесменам проще оформлять в иностранных юрисдикциях.

Владимир Груздев, председатель правления Ассоциации юристов России:

— Не могу согласиться с тем, что наша судебная система отстает от английской. Количество споров россиян в британских судах исчисляется десятками, может, сотнями, а наши арбитражные суды в прошлом году рассмотрели 1,907 миллиона дел, что на 160 тысяч больше показателя 2017 года. То есть число экономических споров, рассматриваемых российскими арбитражными судами, растет. Это говорит о том, что наши суды пользуются доверием. Также возросло число корпоративных споров. В 2018 году в российских арбитражных судах было рассмотрено 20,3 тысячи корпоративных споров, в 2017 году — 18,4 тысячи.

В некоторых случаях какие-то правовые подходы и механизмы, применяемые британскими судами, выглядят привлекательно для участников споров. Например, если у британских судов возникают обоснованные сомнения в добросовестности ответчика, они гораздо жестче применяют обеспечительные меры, чем в подобной ситуации сделает российский арбитраж. Но у английских судов есть и недостатки, в том числе долгое судебное разбирательство и дорогостоящий процесс. Система прецедентного права достаточно громоздка, юристу необходимо знать огромный массив документов. Все эти факторы не способствуют повышению доступности правосудия. У нас в стране экономические споры рассматриваются гораздо быстрее, да и судиться дешевле.

Сейчас повышению привлекательности нашей юрисдикции, в том числе работе судов, уделяется большое внимание. Недавно была проведена реформа третейского судопроизводства. По сути, новая система коммерческого арбитража — третейских судов — у нас в стадии становления, ей еще пока только предстоит принести результат. Возможно, такие суды смогут разгрузить арбитраж, нагрузка на который, конечно, высока.