Владимир Груздев прокомментировал законопроект, ужесточающий ответственность для скрывшихся с места аварии водителей

1005 580 gruzdev.ru

За серьезные нарушения нужно вводить продолжительные административные аресты, а не только высокие штрафы, полагают в Госдуме. В будущем водителей ждет пакет новелл, ужесточающих ответственность: взыскания за опасное вождение, балльная система штрафов, а также возможность наказаний на основе видеозаписи.

Правительство внесло в Госдуму законопроект, ужесточающий ответственность для скрывшихся с места аварии водителей, если в ней пострадали или погибли люди. Согласно поправкам в ст. 264 УК, за это будет полагаться такое же наказание, как и для пьяных виновников аналогичных ДТП. За причинение тяжкого вреда здоровью – до 4 лет лишения свободы, за аварию с одним погибшим – от 2 до 7 лет, с двумя и более – от 4 до 9 лет заключения.

Сейчас для сбежавших с места серьезного ДТП наказание мягче на два года, поскольку их судят по «трезвым» частям ст. 264 УК. Связано это с тем, что опьянение в этих случаях подтверждается исключительно результатами медицинского освидетельствования или отказом от него, свидетельские показания и иные доказательства не принимаются. Если виновника аварии нашли спустя дни или месяцы, то проведение медицинских исследований бессмысленно. Из-за презумпции невиновности побег не считается и отказом от медосвидетельствования.

В итоге сбежавшие с места ДТП пьяные водители оказались в лучшем положении, чем те, кто дождался сотрудников полиции. Это неверно, решил в апреле 2018 года Конституционный суд РФ и предписал законодателям за год исправить дефектную норму. Он предложил либо вернуть существовавшее до 2003 года уголовное наказание за побег с места серьезной аварии, либо вообще отказаться от специализированных составов для нетрезвых водителей.

По данным Судебного департамента при Верховном суде РФ, за полгода по ст. 264 УК осуждены более 4,8 тыс. человек, из них 25% – за совершение ДТП в состоянии опьянения, отмечает председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев. Если бы часть осужденных не скрылась, процент осужденных по более строгим санкциям был бы выше, считает он.

У парламентариев осталось менее полугода на исполнение решения КС. Первый замглавы думского комитета по госстроительству и законодательству Вячеслав Лысаков («Единая Россия») затруднился сказать, когда планируется рассмотреть документ, отметив, что это будет зависеть от решения совета Думы и комитета.

Если законодатели не уложатся в отведенный КС срок, то доказывать состояние опьянения водителя можно будет не только итогами медосвидетельствования, но и показаниями свидетелей, чеками из баров или магазинов, записями с камер наблюдения и т. д., считают юристы.

Неоднозначное решение

Единого мнения по поводу предложений правительства у экспертов нет. Новеллы связаны с необходимостью обеспечения выполнения всеми участниками дорожного движения своих обязательств, порождаемых ДТП. По сути, в уголовное законодательство вводится тот же принцип, что действует в КоАП: скрывшийся с места ДТП водитель будет наказываться точно так же, как пьяный, говорит Владимир Груздев.

Предложенное решение проблемы правильное технически, считает депутат Вячеслав Лысаков.«Убегают с места аварии в основном те, кто находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, так как боятся, что их поставят на учет, – говорит он. – Ужесточение наказания будет мотивировать остаться на месте аварии, вызвать скорую, оказать содействие пострадавшим».

Проект полностью укладывается в логику КС, согласен советник Федеральной палаты адвокатов Евгений Рубинштейн. Он упростит правоприменение, но не позволит учитывать все возможные ситуации и индивидуализировать наказание. Человек может покинуть место ДТП, чтобы отвезти потерпевшего в больницу, а вовсе не пытаться уклониться от медосвидетельствования, рассуждает он.

Это не так, спорит Лысаков, суд должен принимать во внимание обстоятельства произошедшего. Нельзя считать, что водитель сбежал, если он повез пострадавшего в больницу, оставил свои данные.

Проблема есть, но предложенный способ ее решения вызывает недоумение, говорит координатор общества «Синие ведерки» Петр Шкуматов. Нельзя приравнивать скрывшихся с места аварии к тем, кто в момент аварии был пьян. По его мнению, таких водителей нужно судить сразу по двум статьям – за совершение ДТП с тяжкими последствиями (ст. 264 УК) и за оставление пострадавших без помощи – для этого нужно было бы скорректировать ст. 125 УК («Оставление в опасности»).

Наказания будут становиться строже из-за каршеринга

Последние 5 лет взыскания для водителей-нарушителей становились строже: выросли штрафы за превышение скорости, езду с непристегнутыми ремнями, для пьяных водителей и т. д. Появились повышенные санкции за повторные нарушения, например, за проезд на красный свет.

Тренд на усиление наказаний за повторное совершение однотипных нарушений может распространиться и на случаи неоднократного управления автомобилем без прав. МВД полагает, что недостаточно сегодняшних штрафов: (от 5 тыс. до 15 тыс. рублей для не имеющих удостоверения вовсе и 30 тыс. руб-лей – для лишенных его ранее).

По данным Госавтоинспекции, за 2016–2017 годы и первое полугодие 2018-го за езду без прав неоднократно были наказаны 82,5 тыс. лиц. Из этого числа водителей 7,5 тыс. задерживались 5 и более раз. Кроме того, произошло более 26 тыс. ДТП по вине водителей, не имеющих прав, в которых погибло 4 тыс. и было ранено 34 тыс. человек.

«Санкция в виде административного штрафа даже при его значительном размере фактически не воспринимается как наказание» злостными нарушителями, говорят в МВД, но пока не раскрывают, какое наказание они намерены предложить.

Даже высокие штрафы не всегда останавливают потенциальных нарушителей, они просто платят по 10–15 тыс. и продолжают снова садиться за руль. Выходом могло бы стать более широкое применение административных арестов, считает Вячеслав Лысаков. При этом он полагает, что по ряду нарушений максимальный срок такого наказания мог бы составлять 2–3 месяца, а не 15 суток, как сегодня. «Если бы нарушители относительно продолжительное время сидели под арестом, то это бы отбивало у них желание в будущем нарушать», – надеется парламентарий.

Справедливым наказанием для водителей, неоднократно садящихся за руль без прав, может быть либо высокий штраф, либо административный арест, согласен Петр Шкуматов – «наглость должна наказываться жестко». Инициативу МВД он связывает с развитием системы каршеринга.

Причина в том, что можно купить подставной аккаунт практически любого сервиса за 2–3 тыс. рублей, оформленный на другого человека, который, возможно, и не подозревает, что стал клиентом этого сервиса. Большинство покупающих такие аккаунты никогда не имели водительских прав, а покататься им хочется, считает Шкуматов. Но он скептично оценивает перспективы ужесточения взысканий, так как риск быть остановленным инспектором ДПС минимален – в среднем водителя останавливают 2 раза в год, хотя автомобили каршеринга, как правило, останавливают чаще. Это связано с сокращением числа инспекторов на дорогах, объясняет эксперт.

Перспективы наказания

На рассмотрении в Госдуме находится несколько проектов, усиливающих или вводящих новые наказания для автомобилистов. Это появление штрафов в 5 тыс. рублей за опасное вождение, то есть за резкое торможение, препятствование обгону или перестроение при интенсивном движении и т. д. Такое определение появилось в ПДД 2 года назад, но наказания пока нет. Второго чтения ждет проект о введении балльной системы штрафов в России. Он предполагает лишение прав на год-полтора, если водитель за год совершит три или более грубых нарушений ПДД, например, попадется на встречке. Намерены законодатели упростить и процедуру привлечения нарушителей к ответственности. Ранее кабмин предложил делать это без протокола и на основании видеозаписи, сделанной с помощью специально созданного приложения «Народный инспектор».

Несмотря на то, что многие законопроекты внесены правительством и находятся в Госдуме давно, пока принимать их депутаты не спешат. Источник «Профиля» в Госдуме подтверждает, что решено отложить эти вопросы на несколько месяцев.