Владимир Груздев: законопроект о гуманизации статьи 282 УК снимет проблему сроков давности

695 449 gruzdev.ru

Какие «лазейки» закроются для правоохранительных органов при принятии законопроекта Президента РФ Владимира Путина о частичной декриминализации статьи о разжигании ненависти и вражды, какое конкретно наказание будет назначено по делам о репостах, и как будут работать новые поправки, в интервью РАПСИ рассказал председатель Правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.

Предложенные президентом поправки предполагают, что теперь если человек поделился в соцсети каким-то демотиватором или постом экстремистского толка и сделал это впервые, то уголовное преследование по 282 статье «возбуждение ненависти и вражды» ему грозить не будет?

— Президент страны Владимир Путин 3 октября внес на рассмотрение Госдумы законопроект, который предусматривает существенные поправки к 282 статье.
Анализ правоприменительной практики показывает, что не во всех случаях привлечение к уголовной ответственности по 282 статье УК РФ является обоснованным. На это, в частности, обращает внимание недавнее постановление Пленума Верховного Суда РФ, в котором судам указывается на необходимость при правовой оценке действий обвиняемого исходить из характера и степени общественной опасности содеянного.
Чтобы исключить случаи привлечения к уголовной ответственности за публикацию или репост, совершенный однократно и не представляющий серьезной угрозы, предложена новая редакция статьи 282. Она предполагает, что уголовное наказание наступает в случае, если обвиняемый уже привлекался к административной ответственности за аналогичное деяние в течение одного года.

Вообще не будут за это наказывать, или будет административное наказание — штраф, арест, работы?

— При первом правонарушении может быть применено административное наказание. Сейчас в КоАП также предложено ввести новую статью — 20.31. Согласно этой статье, нарушителю грозят или административный штраф в размере от 10 тысяч до 20 тысяч рублей, или обязательные работы на срок до 100 часов, или административный арест на срок до 15 суток; на юридических лиц — штраф от 250 тысяч до 500 тысяч рублей.

А если человек совершает такое же правонарушение повторно в течение года, то его уже ждёт уголовное преследование?

— Поправки предполагают, что привлечение к административной ответственности за аналогичное деяние в течение одного года наказывается:
— штрафом в размере от 300 тысяч до 500 тысяч рублей или в размере дохода осужденного за период от 2 до 3 лет,
— либо принудительными работами на срок от 1 года до 4 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет,
— либо лишением свободы на срок от 2 до 5 лет.
Если есть такие обстоятельства, как применение насилия или угроза его применения, использование своего служебного положения, действие организованной группой, то наказание может быть жестче:
— штраф может возрасти до 600 тысяч рублей,
— принудительные работы могут быть назначены от 2 до 5 лет,
— лишение свободы может составить от 3 до 6 лет.

А если человек выждал время и снова поделился информацией экстремистского толка? Но не очевидно, что это было сделано намеренно?

— Если уже прошел год, то нарушитель снова может подвергнуться административному наказанию, уголовная ответственность не наступит.

А вообще, что касается срока давности по таким нарушениям, ведь его сейчас нет и проект его, как мы понимаем, не вводит? Ведь есть прецеденты, когда люди получают обвинение в экстремизме по прошествии 4-5 лет со времени размещения поста…

— Сейчас часть 1 статьи 282 имеет срок давности 6 лет как преступление средней тяжести. Но здесь возникает казус: с какого момента начинать отсчет срока давности? В законе есть такое понятие: длящееся преступление. То есть преступление, совершенное не в один момент, а продолжающееся в течение какого-то времени. Судя по всему, правоохранительные органы считают лайки и репосты своего рода длящимся преступлением, ведь материалы находятся в открытом доступе, пусть в реальности, возможно, их никто и не читает. После того как правоохранители возбуждают уголовное дело, люди часто удаляют свои посты, но это не спасает: срок давности начинает течь с момента удаления поста, и у следствия достаточно времени, чтобы закончить дело и передать его в суд. Но согласен, что нельзя слепо переносить принцип «длящегося преступления» на информационную сферу. Новой редакцией статьи вопрос срока давности снимается, повторюсь, уголовное наказание может наступить, только если человек привлекался к административной ответственности за аналогичное деяние в течение года.

А что касается мотивов, опасности призывов? Их теперь будут оценивать? Ведь до недавнего времени в таких делах их зачастую не учитывали. Ведь, действительно, смешно, когда обвиняют в возбуждении вражды к группе мужчины, полицейские и так далее.

— Именно об этом и гласит постановление Пленума Верховного Суда: в таких делах необходимо доказывать умысел, реальную опасность, а значит, необходимо изучать все обстоятельства, нельзя безоговорочно доверять только лишь заключениям неких «экспертов». Верховный Суд призвал оценивать контекст опубликованной в интернете информации, личность автора, его соцсети, принадлежность к экстремистским организациям и другие факторы. Постановление Пленума разъясняет, что экстремистский пост не является преступлением без прямого умысла разжигания ненависти и вражды.

Проблема в том, что зачастую обвинения по 282 статье УК получают не авторы постов, а те, кто ими поделился. А где же сами создатели этого контента? Почему о громких делах в их отношении мы ничего не слышим?

— Почему не слышим? Дела, когда обвинения предъявлялись именно к авторам постов, есть. Но проблема в том, что следователи часто идут по простому пути: есть некие материалы, есть экспертиза, признающая материалы экстремистскими, и есть человек, который их либо создал, либо ими поделился. Все — готово обвинение в экстремизме. Закон наказывает за распространение экстремистских материалов, и с формальной точки зрения, нет разницы, написал ли человек самостоятельно экстремистский текст или распространяет чужие лозунги. Логика в этом есть. Но в какой-то момент правоохранители довели эту логику до крайности, а к распространению стали приравнивать и репосты в социальных сетях, и просто сохраненные картинки на своих страничках. Вот из-за такого радикального подхода и стали возникать проблемы.

Источник использованного изображения