Врачей избавят от уголовной ответственности за неосторожную работу с наркопрепаратами

1005 580 gruzdev.ru

Правительство РФ предложило Госдуме освободить медиков от уголовной ответственности в случае, если они по неосторожности утратили наркотические или психотропные вещества. До сих пор врачу, который сделал тяжелобольному пациенту четыре укола обезболивающего вместо положенных двух, может грозить штраф или условный срок. Юристы полагают, что декриминализация лишь частично решит проблему риска уголовной ответственности для медиков.
Президент Владимир Путин поручил кабмину внести поправки, освобождающие врачей от уголовной ответственности за потерю наркотических препаратов, еще в январе 2020 года после обращения учредителя фонда помощи хосписам «Вера» Нюты Федермессер. Законопроект вносит изменения в ст. 228.2 УК РФ и предполагает, что ее действие не будет распространяться «на случаи нарушения правил оборота наркотических средств и психотропных веществ, совершенные по неосторожности при осуществлении медицинской деятельности, если их утрата не причинила вреда охраняемым уголовным законом интересам, при условии комиссионной фиксации факта утраты в порядке, установленном Минздравом России по согласованию с МВД России». Иными словами, пояснил “Ъ” председатель Правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев, специальная комиссия должна установить, что медработник допустил неосторожность и утрата не повлекла серьезных последствий.
Вместе с тем в пояснительной записке говорится, что это не исключают дисциплинарную и (или) материальную ответственность.
По данным правительства, с 2016 по 2019 год в России было возбуждено 79 уголовных дел по ст. 228.2 УК, из них 29 — в отношении медицинских работников (из них 5 были прекращены на стадии расследования, а 15 направлены в суд). «Фактически любой медицинский работник, которому в ходе профессиональной деятельности приходится использовать обезболивающие средства, находится в зоне риска»,— считает тем не менее председатель Правления АЮР..
«Утрата по неосторожности», объясняет президент «Лиги защиты врачей» Семен Гальперин, не «злой умысел» врача, а часто технические издержки работы, связанные с необходимостью вести отчетность, в то время как нужно срочно спасать жизнь пациента. Владимир Груздев добавляет, что иногда претензии могут возникнуть из-за несоблюдения регламента: там, где согласно нормам положено сделать два укола, врач, видя состояние больного, делает четыре. Одним из наиболее резонансных дел против врачей стало возбужденное в 2011 году в Красноярске уголовное дело против 70-летнего терапевта Алевтины Хориняк. Ее обвинили в подделке документов и незаконном обороте сильнодействующих препаратов. Защита утверждала, что госпожа Хориняк выписала рецепт на трамадол пациенту в терминальной стадии рака, который не смог получить таблетки в поликлинике. В 2019 году полиция прекратила дело против единственного в городе Новая Ляля Свердловской области практикующего гинеколога Олега Баскакова. Врача хотели отправить в тюрьму сроком на восемь лет за то, что он дал сильнодействующее лекарство 74-летней пациентке с полным выпадением матки и пролежневой язвой.
Господин Баскаков поделился с пациенткой лекарствами, которые остались после смерти его матери.
Узнав об этом, сотрудники полиции изъяли медикаменты и завели уголовное дело о незаконном обороте наркотиков и покушении на сбыт психотропных веществ.
Лидер отделения профсоюза медицинских работников «Действие» в Орловской области Дмитрий Серегин выразил надежду, что поправки особенно будут особенно полезны в паллиативной службе. Владимир Груздев уточнил, что в России каждый год в паллиативной помощи нуждается 1,3 млн человек, при этом медики из осторожности либо сокращают использование лекарств, либо стараются вообще их не выписывать.
Член Ассоциации юристов России Мария Спиридонова уверена, что поправки тем не менее не решают проблему до конца.
Исходя из текста документа, говорит она, если неосторожная утеря произойдет, но не будет составлен соответствующий акт, медицинский работник все равно понесет ответственность.
Кроме того, возможность привлечения к уголовной ответственности сохранится, если утрата наркотического препарата все же причинит «вред охраняемым уголовным законом интересам». Госпожа Спиридонова приводит в качестве примера ситуацию, когда препарат был утерян и потом использован наркозависимым или обнаружен у лиц, занимающихся сбытом наркотических веществ. «Вполне вероятно также неосторожное применение препарата детьми, его нашедшими. Такого рода случаи будут позволять привлечь неосторожного врача к ответственности»,— пояснила юрист.